Устинова Ирина Александровна "Церковная карьера в XVII веке: митрополит Маркелл"


Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра истории русского феодализма Института российской истории РАН

В эпоху Средневековья социальная мобильность была невысока. В условиях чиновной структуры Московского государства XVII в. – почти невозможна. Едва ли не единственным работающим социальным «лифтом» оставалась церковная карьера, где высот достигали выходцы из крестьян, из посадских людей и других наименее привилегированных прослоек общества. Иноземцам церковная карьера также позволяла добиться значительных высот. Изучение биографий русских иерархов XVII в. показывает, что на протяжении столетия церковные биографии становились все более динамичными – все чаще встречаются случаи неоднократного перевода епископа с одной кафедры на другую, в иерархии появляется больше иноземцев (белорусов, малоросов, греков).

В контексте вышесказанного весьма интересна церковная карьера митрополита Маркелла (занимал последовательно Суздальскую, Псковскую и Казанскую кафедры). Самые ранние сведения о его карьере относятся к началу 1670-х гг., когда он был писцом Посольского приказа. Сохранились челобитные чернеца Маркелла от 1672 г. [1], в которых он просил назначить ему поденного корма «против моей братьи старцов иноземцов». В челобитной Маркелл упоминал о своем знании латинского и польского языков. В это же время Маркелл занимался переписыванием вновь переведенных Николаем Спафарием и Петром Долговым «Книги избраной вкратце о девятих мусах и седмих свободных художествах» и «Хрисмологиона». Всего за месяц ему удалось подготовить 8 тетрадей в полдесть первой книги и 20 тетрадей в лист – второй. Из этих данных следует, во-первых, что Маркелл был иноземцем (исследователи называли М. белорусом, западнорусом, южнорусом), во-вторых, весьма опытным переписчиком и образованным переводчиком, относительно недавно зачисленным в штат Посольского приказа.

Вероятно, именно широкая образованность обеспечила его стремительную карьеру: в середине 1670-х гг. он стал патриаршим тиуном, потом строителем Свенского Успенского монастыря под Брянском, а с 1679 г. – первым архимандритом этой обители. Еще через год – в марте 1680 г. патриарх Иоаким хиротонисал его во архиепископа Суздальского и Юрьевского. Таким образом, всего за несколько лет иноземец Маркелл проделал путь от простого чернеца-переписчика на службе в Посольском приказе до главы крупной епархии в центре Московского государства.

Маркелл имел широкие знакомства в придворных кругах, был близок к кругу Симеона Полоцкого и Сильвестра Медведева, знал Патрика Гордона и др. В сентябре 1681 г. Маркелл был переведен на Псковскую кафедру, получив сан митрополита. Продолжал бывать при дворе: в феврале 1682 г. вместе с другими «властьми» был у руки новой царицы Марфы Матвеевны Апраксиной, в июне 1682 г. участвовал в церемонии венчания на царство (принимал Мономахову шапку) Иоанна и Петра Алексеевичей[2].

Одним из основных направлений деятельности Маркелла стала борьба с расколом. В старообрядческих сочинениях Маркелл заслужил прозвище «митропилашки», за его непримиримую позицию его считали предтечей Антихриста[3]. Митрополит лично отслеживал ход следствия по раскольничьим делам в его епархии, часто обращался с докладами и просьбами к патриарху, нередко вступал в личные богословские беседы с раскольниками[4].

Апогеем церковной карьеры бывшего писца стало выдвижение в 1690 г. его кандидатуры на патриарший престол царем Петром Алексеевичем. Фигура Маркелла, по свидетельству современников, вызвала раскол среди духовенства. Как писал Патрик Гордон: «большинство великих [епископат. – И.У.] стоят за выбор Маркелла – митрополита Псковского, человека ученого и благовоспитанного, младшие же [архимандриты, игумены. – И.У.] против него»[5]. В результате царице Наталье Кирилловне была подана челобитная архимандрита Новоспасского монастыря Игнатия (Римского-Корсакова) с обвинениями в адрес Маркелла за нарушения в совершении обрядов и даже в ереси. Наибольшие опасения у противников Маркелла вызывала его образованность, которая расценивалась как потенциальная симпатия католицизму.

В литературе высказывалось предположение о том, что обвинения со стороны архимандрита Игнатия повлекли следствие, суд и даже лишение Маркелла сана[6]. Сведения источников эту версию не подтверждают – в августе 1690 г. Маркелл находился в с. Коломенское вместе с царями и двором[7]. Вероятно, был достигнут компромисс, в результате которого 23 августа 1690 г. патриархом был избран Казанский митрополит Адриан. Маркелл присутствовал на соборе, а 8 сентября 1690 г. он занял освободившуюся Казанскую кафедру, на которой оставался до своей смерти в 1698 г. Достигнутый компромисс демонстрирует и отсутствие имени Маркелла среди кандидатов на патриарший престол в официальном чине[8].

В биографии митрополита Маркелла нашли отражение процессы изменения в русской церкви второй половины XVII в. – рост числа малороссов в иерархии, усиление динамики архиерейской службы, увеличение роли образования.



[1] Дополнения к Актам историческим, собранным и изданным Археографической комиссией. СПб., 1857. Т. 6. № 43. VI-VII, IX.

[2] ДАИ. СПБ., 1875. Т. 9. №. 93. С. 202; СПб., 1867. Т. 10. № 15. С. 39.

[3] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Книга третья. Т. XI–XV. СПб., 1851–1879. Стб. 1042.

[4] ДАИ. СПб., 1869. Т. 11. № 74. С. 208; СПб., 1872. Т. 12. № 10. С. 102–107.

[5] Городон П. Дневник 1690–1695 гг. / Пер. с англ., ст. и прим. Д.Г. Федосова. М., 2014. С. 20.

[6] Богданов А.П. Московская публицистика последней четверти XVII в. М., 2001. С. 372, 375, 407.

[7] Дворцовые разряды. СПб., 1855. Т. IV. Стб. 571–572.

[8] Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. СПб., 1830. Т. 3. № 1381. С. 71.

 




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?