Дитяткин Дмитрий Геннадиевич «Русский каганат» в контексте проблемы генезиса древнерусской госу-дарственности.


к.и.н., с.н.с. Института российской истории РАН

В западноевропейском раннесредневековом документе – «Бертинских анналах», одним из авторов которых был епископ города Труа Пруденций, под 839 г. содержится небольшой рассказ о посольстве византийского императора Феофила (829–842) к франкскому императору Людовику Благочестивому (814–840). В составе посольства присутствовали представители народа «Рос», правитель которых носит титул «хакан». О «хакане» русов сообщает и ряд арабо-персидских авторов (Ибн-Русте, Гардизи и др.), чьи сведения восходят к так называемой «Анонимной записке», предположительными авторами которой называют Ибн Хордадбеха или ал-Джайхани. Эти известия послужили основанием для последующего разговора о вероятности существования в первой половине IX столетия, еще до призвания Рюрика, некоего предгосударственного или раннегосударственного образования, получившего наименования  «Русского каганата» или каганата русов. Однако лапидарность указанных сведений породила целый ряд вопросов.

Во-первых дискуссионной является сама дефиниция «Русский каганат», так как «Бертинские анналы» прямо не говорят о существовании подобного политического объединения, они лишь указывают на наличие титула хакан у правителя росов. Предположения о реальном бытовании подобного политического образования строятся, главным образом, на указанной титулатуре. Между тем, историческая действительность могла быть несколько иной, и присвоение высокого титула хакан правителю «росов», являлась не чем иным, как претензией на международное признание, дававшей возможность на равных выстраивать отношения с Византией, хазарами и франками. С другой стороны она могла являться своего рода декларацией независимости от того же Хазарского каганата. Вместе с тем, нет оснований, чтобы причислять каганат русов к «историографическим фантомам», т.к. помимо «Бертинских анналов» неоднократные известия о «хакане» русов зафиксированы в арабо-персидской традиции.

Во-вторых, невыясненным остается вопрос о территориях, занимаемых «Русским каганатом». В исторической литературе предлагались различные точки локализации этого объединения: Южная Балтика, Северо-Запад будущих русских земель, Среднее Подонье, Северное Причерноморье и др. Исходя из традиционного представления о существовании в землях восточных славян двух раннегосударственных центров – с Новгородом на севере и Киевом на юге, объединенных Олегом в 882 г., наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой «Русский каганат» располагался в Среднем Поднепровье (это положение также является дискуссионным). Подобная локализация позволяет рассматривать каганат русов в качестве одного из восточнославянских политических объединений, непосредственно предшествующих образованию Древнерусского государства.

В-третьих, спорной остается государственно-этническая атрибуция русов. Те исследователи, которые видят в «росах» Пруденция и «русах» восточных авторов выходцев из Скандинавии и пишут о ведущей роли норманнов,  вынуждены сталкиваться с тем фактом, что следов скандинавского присутствия в Среднем Поднепровье и конкретно в Киеве до X столетия не прослеживается. Попытка объяснить это кратковременным присутствием норманнов на указанной территории (Киев как база на транзитном пути в Византию и страны Востока), является не совсем убедительной. В подобном случае маловероятной выглядит, например, такая масштабная внешнеполитическая акция, как поход русов на Константинополь в 860 г., которая могла быть осуществлена только при наличии достаточно крепкой и организованной власти, и вряд ли была под силу немногочисленной «шайке» предприимчивого скандинавского конунга.

Пруденций сообщает, что послы росов, при проверке оказались представителями народа свеонов (Sueones). В российскую науку известия «Бертинских анналов» впервые были введены Г.З. Байером в 1832 г., он же поставил знак равенства между свеонами и шведами. В 40-х XIX в. Ф.М. Морошкин и Ф. Святной первыми акцентировали внимание на том, что под свеонами в IX в. германские источники понимали различные племена, проживавшие на побережье Балтики, верхнем Дунае и Рейне, это наименование не подразумевало под собой исключительно шведов.

Таким образом, относить все известия источников, касающиеся росов-русов только к скандинавам, не позволяет однозначно решить проблему их этнической атрибуции. Под большим вопросом остается и роль норманнов в формировании русской государственности.




Вконтакте


Facebook


Что бы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт


Автоматический вход Запомнить
Забыли пароль?